- (036) В неделю о мытаре и фарисее
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх
 

(036) В неделю о мытаре и фарисее

ЖИВОЕ СЛОВО. (Проповеди). Протоиерей Леонид Константинов

<<< Предыдущая страница :: Содержание книги :: Следующая страница >>>

Сегодня сразу три события воскресают в нашем уме и сердце. Вчера вечером впервые в этом году прозвучал призыв Церкви к покаянию. «Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче...» И сразу же повеяло на нас тихим покаянным временем Великого поста. Сегодняшнее евангельское чтение о мытаре и фарисее заставило нас заглянуть в глубину своего сердца и увидеть в нём или фарисейское лицемерие «я не такой, как все прочие, я лучше», или, узрев там бездну греха, склониться перед Богом с мытарёвым смирением и сказать: «Боже, помилуй меня, грешного». А память трёх вселенских святителей Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста, которая пережила шестнадцать столетий, и которые умерли, гонимые от врагов своих, не напоминает ли нам о том, что и нам однажды предстоит умереть. Этот всем знакомый, но никому не известный, всеми ожидаемый, но никому не желанный час смерти, рано или поздно заглянет к каждому. И чем тогда оправдается наша лукавая совесть перед Небесным Судиёй? Что мы тогда скажем Спасителю, когда увидим Его раны, за нас полученные? И когда мы сравним свою жизнь с жизнью этих трёх святителей и свою веру с их верой, тогда вырвется из нашего сердца вздох мытаря: «Боже, милостив буди мне, грешному». Притчей о мытаре и фарисее Церковь указала нам, как надо молиться и как молиться не следует. Когда мытарь пришёл в церковь, он ничего туда, кроме своих грехов, не принёс, а ушёл оправданным. Вот что может сделать смиренная, со слезами молитва. Но и фарисея мы не должны осуждать. Ведь он говорил правду, когда перечислял свои добрые дела: «Боже, я два раза в неделю пощусь, а что заработаю, то десятую часть отдаю на храм». Так жить — это большой подвиг! Жаль только, что эти добрые дела дали ему повод для гордости. И молитву свою он начал хорошо. Мы ведь, когда приходим в храм, сразу просим, а он начал благодарить: «Боже, благодарю Тебя». Но потом всё испортил своим превозношением и вместо того, чтобы продолжать благодарность за то, что даёт ему Бог здоровья и возможность зарабатывать и творить добро, фарисей встал впереди, прямо перед алтарём и начал хвастаться своими добрыми делами. Не остановился в притворе, у самого входа, как мытарь, а пошёл, не останавливаясь, твёрдым шагом прямо к святая святых и занял своё обычное место, как будто он его купил и как будто имел на это право.

Разве это не страшно так думать о себе в храме, и разве это не похоже на нас? Ведь и мы часто думаем: «Моё место тут, я уже несколько лет здесь стою, а его — там». А там стоял человек, который по нашему людскому суду действительно не имел права пойти вперёд, в ряды праведников. Потому что он был сборщик налогов, прислужник оккупантов-римлян, которые поработили этот народ, всячески его угнетали и притесняли, да ещё искали среди этого народа таких людей, которые бы собирали для них дань. И, конечно же, такие сборщики налогов — мытари — были всеми ненавидимы. И мытарь сознавал это и сильно мучился своей совестью. Поэтому он и не пошёл к центру храма, а стоя у входа, бил себя в грудь, зная, что никакого милосердия купить или заслужить у Бога нельзя, а его можно только вымолить. Поэтому в Евангелии и сказано, что он вышел более оправданным, чем фарисей. А это значит, что и фарисей не был осуждён. Ведь у него были и пост, и труды, и добрые дела. У нас же бывает, что и этого нет. Да и пришли они оба не куда-нибудь, а в храм Божий для молитвы. И Господь не отверг добрые дела фарисея, принял их, но только сказал, что нужно подражать смирению мытаря. Ибо добрые дела у фарисея были, но он обесценил их своей гордостью и превозношением. Жизнь многих из нас уже склонилась к закату, а мы ещё не начали делать ничего из того, что повелел нам Бог делать на земле. И что же нам сказать? «Я хороший, безгрешный, никого не трогаю, почти ангел» или «Боже, милостив буди мне, грешному»?

Вот приближается Великий пост — время покаянной молитвы. Поэтому каждый пускай подумает, а является ли он хотя бы фарисеем и есть ли у него за душой вообще что-то доброе?

А потом, после этого и поставим перед собой вопрос — лишённые даже праведности фарисея, не являемся ли мы такими же, как и он, бессердечными и мёртвыми душой? И как мы смотрим на других людей в храме, на работе, на улице... и как мы их судим?

Поэтому в преддверии Великого поста вспомним, что Господь ждёт от нас не перечисления наших добрых дел, потому что они ничтожны, а смирения, осознания своей греховности и раскаяния. Ибо Господь, как сказало нам сегодняшнее евангельское чтение, «гордым противится, а смиренным даёт благодать».

Аминь.

<<< Предыдущая страница :: Содержание книги :: Следующая страница >>>


Назад к списку