- (043) Крестопоклонная седмица. Пассия 2
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх
 

(043) Крестопоклонная седмица. Пассия 2

ЖИВОЕ СЛОВО. (Проповеди). Протоиерей Леонид Константинов

<<< Предыдущая страница :: Содержание книги :: Следующая страница >>>

Крестопоклонная седмица

Пассия 2

С древних времён в середине Великого поста на центр храма износится Животворящий Крест для благоговейного поклонения. Делается это, чтобы крестною силою укрепить постящихся. Когда человек при поклонении Кресту с распятым Страдальцем видит, что претерпел ради него Иисус Христос, он укрепляется духом для дальнейшего прохождения постового подвига и свои личные болезни и страдания не вменяет ни во что.

Свой крест житейских скорбей и болезней в этом мире несёт каждый живущий человек. Евангелия сообщают, что во время распятия Спасителя рядом с Ним страдали два разбойника. Один из них признал свою вину и раскаялся. Другой роптал, ругался, упрекал Христа и умер без покаяния.

Церковь указывает нам на то, что эти два разбойника есть образец всего человечества. Хочет этого человек или нет, верующий он или неверующий, но под крестом житейских невзгод он все равно страдает. Приводит ли это его к покаянию или нет, но страждет каждый. Потому что все люди на земле подвержены порче первородного греха. «Яко семя тли во мне есть...», — свидетельствует об этом одна из вечерних молитв. Разница только в том, что верующие чувствуют наличие этой болезни в своей душе и прибегают за помощью к Врачу Небесному — исповедуются и причащаются. «Иисусе, Врачу душ и телес, помилуй мя, грешнаго...» А неверующие озлобляются в своих страданиях и говорят: «Если Бог есть, почему Он это допускает?» — и ещё больше замыкаются в себе и ропщут. Но пример благоразумного разбойника ясно указывает, что как только человек примет покорно свой крест, то есть осознает, что он заслуживает страдания по своей греховности, то сразу же милость Божия касается его души. Тогда эта раскаявшаяся душа светлеет и становится способной принять Божественную благодать.

Если же человек не хочет с этим примириться и говорит, что он не грешен и страдает незаслуженно, то на него нападает бес озлобления и тоска страшного одиночества. Поэтому Церковь в Великом посту и устраивает особые вечерние богослужения, именуемые Пассией — поклонением Страстям Христовым, которые и совпадают с выносом на середину храма Святого Креста.

Таким образом, начинается наше приближение к самой главной и таинственной части христианской веры — времени распятия, страдания и смерти. Но ведь могут сказать, что страдание стоит в самом центре человеческой жизни. Только что говорилось о страданиях любой плоти. Человек появился на свет, вышел из утробы материнской и сразу же заплакал, потому что пришёл в этот мир на страдания. Однако речь здесь идёт не о человеке, и не о человечестве в целом, а о Христе. А Христос есть Сын Божий, единосущный Отцу, то есть Бог. А от Бога люди обычно ждут облегчения для себя, а не страдания. Даже враги христианства утверждали, что религия — это «опиум для народа» и бальзам для души. Какие же тут страдания? Забежал по пути в храм на минутку, поставил свечку за рублик и пусть Бог поможет, не имеет права отказать, я ведь Ему свечку поставил, так пусть и послужит мне, чтобы в здоровье, в семье, в торговле всё нормально было, чтобы ещё лет 5-6 сюда не забегать.

Но здесь на середине храма лежит почему-то Крест-распятие и звучат таинственные и непонятные слова: «Душа Моя скорбит смертельно». И просьба слёзная и умоляющая не человека к Богу, а, наоборот, Бога к людям: «Побудьте здесь и пободрствуйте со Мною». «И начал скорбеть и тосковать». «И пад на землю, говорить: «Авва Отче...»»

Ужас какой-то! Ничего не понятно ни для директора фирмы, ни для попрыгуньи-спортсменки, ни для ресторанной певички. Какое-то противоречие. Ведь ничего по сути дела не остаётся от самого ясного и привычного в религии — гарантии, помощи, поддержки. Я Тебе свечку — Ты мне успех. Всё. Ты же Бог!

К глубокому сожалению, с таким упрощённым пониманием веры живёт сейчас большинство самих верующих. Торг с Богом о земном благополучии и не более. Но не в этом состоит суть христианства. Апостол Павел предупреждает, что если мы хотим получить от Бога временные блага здесь, на земле, — бедные мы люди. Но, кажется, человечество и во времена Христа было таким же, как и сейчас. Тысячные толпы ходили за Спасителем, ожидая от Него помощи, исцелений и пищи. А когда Господь накормил пять тысяч пятью хлебами, то даже хотели тайно взять Его и сделать своим земным царём. А что? Очень удобно иметь такого царя. Не надо будет тогда ни трудиться, ни пахать, ни сеять — всё будет бесплатно и в изобилии. Такова логика толпы, демоса. Но посмотрите, как постепенно тает эта толпа по мере приближения Иисуса к распятию и смерти. Стоило заговорить Ему о Божественности Своего Тела и Крови, как тут же уходит от Него множество учеников. «И кто может слышать слова сии..?» — говорят они.

«И тогда много учеников уже перестали ходить за Ним».

Очевидно, это были те первые семьдесят, которые потом ушли от Него, ибо семьдесят других апостолов, доныне прославляемых Церковью, были собраны уже гораздо позднее апостолом Павлом из Тарса.

Затем бросает Его богатый юноша, вроде бы и соблюдающий до буквы еврейский закон, но не смогший принять слов Христа о совершенстве и пойти за Ним.

Вот на Тайной вечери уходит в ночь, на своё предательство, ещё один избранный и призванный — Иуда. Затем трижды отрекается (ну кто бы мог подумать?!) — камень веры, сам Пётр. Наконец, «все, оставивши Его, бежали».

В нашей человеческой жизни, кажется, всё наоборот. Читаешь биографии великих людей — Наполеона, Цезаря, Чингисхана, — сначала видишь одиночество, непризнанность, скитания и бедность. Затем медленный подъём к вершине власти, признание, слава и толпы сумасшедших поклонников и последователей.

В Евангелии сначала триумф, «осанна» и восторги, но когда дело доходит до самого главного, до Голгофы и Креста — Господь остается Один.

И что же Он завещает и говорит нам, своим последователям, про наше будущее — будете ли вы сыты, богаты и счастливы, обладая золотом, здоровьем и благополучием? Оказывается, нет! «В мире будете иметь скорбь. Меня гнали, будут гнать и вас».

А тем, кто жаждет на земле другого — богатства и славы — ну что ж, тоже получит, но только не от Бога. «Всё это дам тебе, если падши, поклонишься мне», — говорит враг рода человеческого.

А Господь в сущности обещает и обращает к нам только один призыв, одно предложение: «Если кто хочет, да отвергнется себя и возьмёт крест свой, и следует за Мною». Всё.

Не приказывает, не принуждает, не насилует нашу свободу и волю, а как бы приглашает — «если кто хочет».

Странно и непонятно. Вместо помощи — крест, вместо утешения — скорбь. Да что же это такое? Какое-то противоречие.

Вот почему, пока люди ждут от Бога только чуда, которое убрало бы из их жизни страдания, — критика христианства будет продолжаться и торжествовать. И не понять никогда человеку тайну Креста пока он ждёт от религии облегчения. Поэтому ещё на заре христианства прозвучали на земле предупреждающие и таинственные слова о Кресте, что «для иудеев это соблазн, а для эллинов — безумие». То есть соблазн для тех, кто ждёт от христианской религии только временной помощи; и безумие для тех, кто жаждет от неё разумного и гладкого объяснения всего на этом свете — грешном и скоропроходящем.

Но вот из алтаря выносится Крест и приближается та страстная и таинственная из всех недель, когда молча и сосредоточенно душа следует за каждым шагом Христа, за Его медленным и необратимым приближением к страданию, распятию и смерти. И происходит что-то странное и тревожное в самом сердце человека, когда мы чувствуем, как уходит от нас это дешёвое, эгоистическое хотение человеческое — «дай», — которое Самого Бога заставляет служить себе. И становится ясно, что на самом деле христианство — это нечто совсем другое. Это не свечка и не поклоны. Это не дешёвая материальная жертва и даже не облегчение в болезнях. Но это великая радость и великая победа.

Да, конечно, крест, без всякого сомнения, приносит человеку печаль и страдания. Но без этого страдания не будет и пасхальной радости, «ибо прииде Крестом радость всему миру».

Вот почему в середине поста выносится и ставится Крест посреди храма. Вот почему каждый христианин носит крест на своей груди. Вот почему купола наших храмов украшают святые кресты. Вот почему Крест в ряду чести почитается самым первым после имени Спасителя и Матери Божией. Потому что это бесценный дар Небесного Жениха-Христа Своей Невесте-Церкви Божией. Потому что без Креста нет спасения. «Кресту Твоему поклоняемся, Владыко, и Святое Воскресение Твое славим». Крест и Воскресение — они всегда рядом.

Поэтому, начиная с Крестопоклонной седмицы, и призывает нас Церковь медленно и неотступно начинать наше собственное восхождение к той, самой последней и, может быть, самой страшной, но в конечном итоге к самой радостной тайне нашей святой православной веры — тайне Креста!

Аминь.

<<< Предыдущая страница :: Содержание книги :: Следующая страница >>>


Назад к списку