- (057) Апостолы славянства Кирилл и Мефодий
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх
 

(057) Апостолы славянства Кирилл и Мефодий

ЖИВОЕ СЛОВО. (Проповеди). Протоиерей Леонид Константинов

<<< Предыдущая страница :: Содержание книги :: Следующая страница >>>

Апостолы славянства Кирилл и Мефодий

«Во всю землю изыде вещание их
и в концы вселенный глаголы их»
Из тропаря

«Наш церковно-славянский язык,
богатый от природы,

ещё более обогатился с греческого.
В нём находим греческое изобилие,

и оттуда умножаем довольства российского слова,
которое и собственным своим достатком велико,

и к принятию греческих красот
посредством славянского — сродно»

М.В.Ломоносов «О пользе чтения славянских книг»

Память святых солунских братьев Кирилла и Мефодия, почитаемая всеми славянами с давних пор, особенно торжественно стала отмечаться в эпоху их национального освобождения от иноземного владычества. В Сербии, Румынии, Чехии, Македонии, Черногории, Болгарии, а теперь и у нас, в России, этот день, 24 мая, был и остаётся великим всенародным праздником. Почему столь многие народы отдают им такие почести? Прежде всего потому, что они самые первые распространили между славянскими племенами учение Христово на понятном для славян языке. Все источники и гипотезы, касающиеся просветительской деятельности первоучителей славянства, а также благоприятного исторического момента, которым они блистательно и гениально воспользовались, разделяются сегодня на 3 части: церковно-славянские, греческие, и западные.

Следует особо заметить, что церковно-славянские источники (или т.н. «Паннонские») почти для всех русских исследователей являются эталоном, то есть мерой, по которой проверяются все другие сказания. Это всегда особенно подчёркивал и ярко, самобытно и убедительно защищал наш академик Е.Е.Голубинский.

Как мы знаем, от народов Византийской империи к западным славянам проникло и быстро распространилось христианство. Но слушая богослужение на непонятном для них языке, славяне не могли вполне усвоить истины нового для них учения. Так было до IX века, когда святые братья Кирилл и Мефодий были призваны дать славянам понимание христианского богослужения и перевести для них книги Священного Писания с греческого на славянский. Отечеством Кирилла и Мефодия была Македонская область Византийской империи, а именно город Фессалоника, или Солунь. По происхождению они принадлежали к высшей византийской знати. Есть предположение, что их мать была славянкой. Все источники говорят, что отец святых братьев носил имя Лев и был военным человеком. Он имел 7 сыновей. Известно, что Кирилл (в миру Константин) был самым младшим. Которым в числе этих детей был Мефодий, неизвестно. По данным (впрочем, недостоверных источников), якобы старшим. Нам также неизвестно его имя до принятия монашества. Все сохранившиеся документы единодушно говорят, что вначале Мефодий занимал военную должность и управлял от имени византийского императора болгарским княжеством. Возможно, на военной карьере настоял отец. Будучи воеводой фракийско-македонских славян, Мефодий впервые знакомится с языком этого народа. Вскоре он неожиданно оставляет мир и, приняв монашество, поселяется на горе Олимп в небольшом греческом монастыре. Здесь он проводит свои дни в молитве и изучении Священного Писания. Исследователи этой темы говорят, что на военной должности Мефодий пробыл от восьми до десяти лет. Вдруг из военного человека он становится монахом. Как и отчего последовал такой резкий переворот в его жизни? Этого, к сожалению, пока никто сказать не может. Славянский биограф говорит только, что «остави он княжение и подстргся в монахи, ибо многое узре безчиние в житии сим».

Младший брат Кирилл обладал от природы необыкновенным умом, редкими способностями, прекрасным знанием Библии, а также греческого и латинского языков. Ещё на пятом году его жизни, родители, к величайшей своей радости, заметили, что ребёнок показывал необыкновенные умственные способности. Впоследствии у знаменитого учёного Фотия, будущего Константинопольского Патриарха, Кирилл изучал античную литературу, философию, риторику, математику, астрономию, и музыку. Для своего времени это был человек с предельно высшим образованием, и его ожидала блестящая карьера при дворе. Его любимым духовным писателем был Григорий Богослов, великий учитель и отец Церкви IV века. Отечественные источники (жития святых) говорят, что уже в 24 года император послал Кирилла в Багдад для защиты христианских догматов от нападения мусульманских книжников. Молодой учёный блестяще справился с этой задачей — в многочисленных спорах и диспутах, часто даже подвергая саму свою жизнь смертельной опасности (были попытки его отравления). Кирилл совершенно обезоружил магометан и благополучно возвратился в Константинополь. Здесь он был встречен Патриархом и народом с большой торжественностью как защитник Православия. В это время он, очевидно, и получает заслуженное прозвище Философ. И вдруг он удаляется в монастырь. Он оставляет суету мира и уходит к своему брату на Олимп. Но недолго братья пребывали в монастыре. В 857 году к греческому императору пришли послы от хазар, и просили прислать им наставников, которые научили бы их правилам христианской веры. Выбор царя и Патриарха пал на святых братьев. Они вынуждены были покинуть монастырь и отправиться к хазарам для евангельской проповеди. И Господь благословил их апостольские труды. Многие из кочевников приняли христианство и крестились. Хазарский князь письменно благодарил императора за проповедь солунских братьев. Известно, что хазары перешли из Азии в Европу в середине VIII века. Это был народ тюркского или турецко-татарского племени. Местом их поселения стали степи между низовьями Волги и Дона, а также правым берегом Кубани, в нынешних Ставропольской и Астраханской областях. Также известно, что в Европу они пришли язычниками, но через полтора столетия, у них вели своё учение иудеи и мусульмане. Остаётся загадкой, почему они попросили прислать к ним христианских проповедников? Этот вопрос остаётся пока неразрешённым. Есть предположение, что с христианством хазары познакомились от проживающих у них греческих пленников. Между главенствующими у них верами — иудейством и исламом, из которых ни одна не имела решительного перевеса, естественно, могла завязаться самая жаркая борьба. Наблюдая религиозные споры, хазарские князья видели, что не все спорящие стороны имеют одинаково сильных представителей. У магометан были учёные имамы, у евреев — вооружённые талмудическими книгами раввины, а малочисленные христиане не находили в своей среде достаточно искусных и сильных ответчиков за свою веру. Поэтому очень естественно, что хазары желали быть свидетелями такого богословского боя, где силы всех противников были бы совершенно равны. Очевидно, это желание и привело их к мысли, обратиться с просьбой к грекам. Хазары благоговели перед византийской цивилизацией. И греческие источники утверждают, что миссионерское путешествие Кирилла и Мефодия к хазарам блестяще оправдалось. Кстати, во время этого путешествия, проезжая через Крым, святые братья оказали большую услугу Христианской Церкви, открыв мощи святителя Климента, епископа Римского, замученного ещё при Траяне в I веке в Тавриде.

После возвращения из хазарских степей, братья на время расстались. Мефодий снова ушёл на Олимп, а Кирилл проживал в столице и углублял свои знания, пользуясь императорской библиотекой. В это время к греческому дворцу прибыло посольство от моравского князя Ростислава и почти одновременно от болгарского царя Бориса. Оба желали принятия христианства. Их примеру последовали моравы и другие славянские племена. Этим знаменитым в славянских летописях посольствам и суждено было вызвать святых братьев на их истинно апостольское и навеки незабвенное служение славянским народам. По желанию императора и Патриарха, братья опять приняли на себя великий миссионерский подвиг. Сохранился диалог между императором Михаилом и Кириллом, записанный в древнерусской летописи под названием «Житие Константина-Кирилла».

Царь: «Я знаю, Философ, что ты утомлён, но подобает тебе пойти, ибо дела этого, кроме тебя, никто совершить не может».

Кирилл: «Тело моё утомлено, и я болен, но пойду с радостью, если у них есть азбука, ибо учить без неё и без книг, всё равно, что записывать беседу на воде».

Царь: «Если захочешь, то может тебе дать Бог, что даёт всем, кто просит без сомнения и открывает стучащим».

Действительно, прибыв в славянские земли, братья столкнулись с необычным явлением — у многочисленных славянских племён был родственный язык, но не было письменности. В некоторых славянских городах римо-католическое духовенство уже совершало богослужение на латыни. Но этот язык был совершенно непонятен и чужд славянским народам. Кроме того, моравы постоянно враждовали с германцами, отстаивая свою независимость. Мефодий, будучи воеводой в Болгарии, достаточно хорошо знал славянский язык. Теперь перед братьями стояла необычайно трудная задача — для полного понимания славянами Священного Писания, самим составить славянскую азбуку, взяв за образец греческую и дополнив её недостающими буквами в точности передающими смысл славянской речи. Прежде всего Кирилл позаботился о том, чтобы найти себе в спутники людей, знающих славянский язык. Летопись сохранила имена некоторых из них: Климент, Горазд, Наум, Ангеляр, Савва... О Клименте известно, что он был болгарин. Усердно помолившись Богу, Кирилл начал составлять такую славянскую азбуку. Несколько месяцев ушло на этот уникальный в истории человечества труд. Через полгода, с Божией помощью, славянская азбука была составлена. Она вошла в историю под названием Кириллица. Благодаря ей Кирилл тут же положил начало к первому переводу. Свой первый перевод он начал с Евангелия от Иоанна. «Вначале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог». Такими были первые слова Священного Писания, написанные на церковнославянском языке. В житии Кирилла создание им славянской азбуки описывается как чудо и откровение Божие. И здесь для учёных-исследователей кроется ещё одна, пока не разрешимая загадка. Дело в том, что во второй половине IX века, уже после ухода Кирилла и Мефодия, у западных славян появилось две азбуки. Одна из них получила название глаголица, а другая — кириллица. Они отличаются друг от друга. В кириллице буквы имеют более простую и ясную для нас форму. Поэтому возникает вопрос: какая азбука была изобретена Кириллом? Этого мы, очевидно, никогда не узнаем. Но именно кириллица явилась основой нашего русского алфавита. Само слово азбука происходит от двух первых букв кириллицы — Аз и Буки. Таким образом, алфавит и азбука — это одно и то же. Только алфавит происходит от греческих букв Альфа и Витта. Поэтому само слово алфавит древнее слова азбука на полторы тысячи лет.

Около четырёх лет Кирилл и Мефодий провели в Паннонии (современная Венгрия) и за это время перевели Апостол, Псалтирь, часослов, служебник и другие книги, без которых не могло совершаться богослужение. Они закончили перевод в 863 году, за 125 лет до Крещения Руси. Таким образом, эти два «славянских ангела» создали уникальную азбуку, специально приспособленную для передачи всех звуков славянской речи. Это их изобретение совпало с благоприятным историческим моментом, и они умело воспользовались этим. Их гений дал миру действительно нечто новое. Изобретение специальной письменности, быстрое обучение хорошо отобранных учеников из славян, способных стать учителями народа, своевременный перевод необходимых книг и, прежде всего, Библии — это были события огромного культурного значения для всего славянства. Таким образом, ещё на заре своего государственного образования и своей христианской жизни, славяне уже имели перевод Библии на родном языке, тогда как её переводы на немецкий, английский и французский появились только в XVI веке, то есть семьсот лет спустя. О том, что письменность проникла к нам на Русь задолго до принятия христианства, свидетельствуют договоры первых русских князей Олега и Игоря с греками.

Однако этот великий подвиг святых братьев встретил упорное сопротивление со стороны германского духовенства, которое доказывало, что проповедовать и служить нужно только на латыни. Дело дошло до папы римского, и братья вынуждены были отправиться в Рим для защиты своего апостольского благовестил. Справедливости ради, надо признать, что папа Адриан II ласково принял Кирилла и Мефодия и, выслушав всё дело, оправдал их, сказав: «Да исполнятся слова Писания: «Пусть восхвалят Бога все народы».

По всей вероятности папа думал, что перевод богослужебных книг на славянский язык не кончится ничем серьёзным для Рима. Совершаемое на славянском языке богослужение в немногих местностях несколько раз в году недолго продержится в борьбе с латинством, — так мог рассуждать папа. (Кстати, одного из братьев — Мефодия — он рукоположил во епископа). Но совсем не так рассуждали славянские народы и святые братья. Сочувствие римского первосвященника обрадовало проповедников, но младший брат Кирилл здоровье которого уже было подорвано колоссальными трудами, серьёзно заболел. Чувствуя приближение кончины, он принял монашество и, предвидя будущие гонения на Церковь, обратился к Мефодию с такими словами: «Брат мой, доселе мы были с тобою парой волов и вместе пахали на ниве Божией. И вот я падаю на борозде. Ты остаёшься один. Я знаю, как ты любишь монашеское уединение и молитву. Но не в этом твоё призвание. Ты должен продолжать дело, которое мы вместе начали. Не оставляй славян. Они нуждаются в учителях о Христе. Это я завещаю тебе. А славянским народам завещаю не отступать от православной веры, проповеданной нам учениками Христа. Не поддаваться лжеучителям, беречь и хранить Православие как зеницу ока и передавать его своим детям и внукам во веки веков».

Спустя 50 дней после этого завещания Кирилл умер. Это произошло 14 февраля 869 года. Он скончался в расцвете сил и оставил этот мир без сожаления, но с надеждой и упованием на милость Божию. Кирилла отпевали в Риме на четырёх языках, и сразу после кончины была написана его икона — случай уникальный. А Мефодий, теперь уже один, снова пошёл в славянские земли для проповеди Евангелия. В Венгрии он крестил славянского князя Коцела и его семью. Однако оклеветанный латинянами святой Мефодий был сослан в заточение, где провёл более двух лет. После освобождения он снова начал проповедь, но опять претерпел гонения и был оклеветан перед императором и патриархом. Оправданный ими Мефодий в третий раз пошёл к славянам и перевёл с греческого те библейские книги, которые не успел перевести святой Кирилл. Благодаря этому третьему миссионерскому путешествию, христианство широко распространилось в Хорватии, Далмации, Чехии и на юге современной России — в Крыму. Точно известно, что наша славянская письменность ведёт своё начало от 863 года. Продолжая проповедь среди славян, Мефодий крестил чешского князя Боривоя и его супругу Людмилу, а также многих польских князей. Чувствуя, что силы изменяют ему, он избрал двоих учеников и повелел им продолжать начатое дело. Таким образом, святой Мефодий остался верным завещанию своего равноапостольного брата. В качестве епископа он управлял славянской паствой 16 лет, и отошёл к Богу 6 апреля 885 года в славянском городе Велеграде. Его отпевали на трёх языках — греческом, латинском и славянском.

А теперь зададимся вопросом: почему святые братья Кирилл и Мефодий имели такой успех?

Прежде всего потому, что славяне сами жаждали слышать Христово учение на понятном для них языке. Везде, где бы не появлялись святые братья, их проповедь вызывала всенародный восторг и полное одобрение. Наш Святейший Патриарх Сергий (Страгородский) сказал по этому поводу замечательные слова: «Нельзя достаточно оценить их творение — церковно-славянскую азбуку. Это творение не человеческое. Дух Святой осенял кирилло-мефодиевское начинание, которое трудно назвать переводом — в такой мере было оно одновременно и созданием языка, на котором воспроизводилось в совершенной точности греческое Слово Божие. Язык, созданный святыми братьями и воспринятый их учениками, по самой природе своей стал церковным».

А митрополит Филарет (Дроздов) ещё в XIX веке сказал, что «это единственное в мире явление, когда язык возник, специально создаваемый для того, чтобы быть словесным одеянием, выражением и плотию богомыслия, молитвы и богослужебного славословия».

Итак, нашу славянскую азбуку можно назвать дочерью греческого алфавита. Греческий литературный язык имел к тому времени более чем 1000-летнюю традицию. На нём писали Гомер и Софокл. На нём говорили Платон и Сократ. И создать такой инструмент славянской письменности, который бы передавал все литературные тонкости греческих оригиналов, словарное богатство, разнообразие стилей, — это задача воистину была не для одного человека, и не на одно столетие. А древнерусская летопись между тем свидетельствует: «Мефодий же посадил двух скорописцев и перевёл все книги полностью с греческого на славянский в шесть месяцев...».

И сегодня мы все легко можем прочитать по-гречески без перевода такие знакомые греческие слова, как «программа», «каталог», «метафора», «грамота», «параграф», «хроника», «космос», «лампа».

Сходство греческого алфавита и славянской азбуки можно заметить в написании многих привычных нам слов, например, «грамматика», «практика», «диалог». Многие буквы и слова в греческом и русском языке очень похожи по написанию. Мы так привыкли к греческим словам в нашем языке, что даже не замечаем их иностранного происхождения — «педагог», «школа», «эпоха», «ангел», «апостол», «икона», «герой», «политика», «археология», «морфология», «синтаксис», «фонетика», «фантазия» и сотни других. Все эти слова заимствованы из греческого языка. Есть очень интересное исследование по этому поводу. Оно называется «Греческий вокруг нас». В этой работе показана генетическая связь между греческой и славянской письменностью, а также много примеров заимствования из греческого языка, благодаря которым в течение столетий обогащался русский язык, и «сам очень богатый», по выражению Ломоносова.

Но есть ещё одна крупнейшая фигура в истории русской духовной культуры — это Пушкин. Его по праву называют основоположником современного русского литературного языка. Но при этом упускается, что огромной была его роль и в развитии церковно-славянского языка, ибо Пушкин первым нашел формулу соотношения русского литературного и церковно-славянского языков в новых условиях. Именно Пушкиным была восстановлена связь церковно-славянского и русского языков. Благодаря этому русский литературный язык долгое время легко справлялся с нашествием иностранных слов из европейских стран. Это соотношение держалось вплоть до середины XX столетия. Следует добавить, что кириллица просуществовала практически без изменений до времён Петра Первого, при котором были внесены исправления в написание некоторых букв, а 11 из них были исключены из алфавита. Новый алфавит стал беднее, но проще, и получил название — «гражданский». После Октябрьского переворота, в 1918 году, была проповедана новая реформа алфавита, и кириллица потеряла ещё 4 буквы (ять, и, ижицу, фиту). А мы в результате этого утратили богатство красок славянской письменности, подаренной нам святыми братьями Кириллом и Мефоди-ем — апостолами славянства.

С тех пор прошло одиннадцать с половиной веков. Но все славянские народы, у которых не убито чувство национального достоинства, с глубокой благодарностью вспоминают своих блаженных учителей, святых равноапостольных Кирилла и Мефодия, так много для них потрудившихся. Проходят века, но слава святых братьев не умирает. И в Словакии в их честь назван главнейший город — Братислава.

Россия также обязана им своим просвещением. Главная их заслуга состоит в проповеди учения Иисуса Христа на живом, народном языке. Этот язык уже много лет является средством общения человека с Богом. Упразднить его из своего сознания — значит оторваться от многовековой русской культуры, для которой этот язык был литературным. Церковно-славянская письменность — это язык Церкви и молитвы, а значит Православия и Святой Руси. А современный литературный язык покоится на неизменном церков-но-славянском, который является его корнем. Отрыв от этого корня обрекает на гибель в былом его качестве и великий русский язык. Потому что он вырос и окреп на благодатной почве церковно-славянского, постоянно питаясь его соками, что очень сильно видно на примерах наших классиков.

Вот уже более тысячи лет славянский язык несёт слово Божие Православной Руси, являясь для неё языком богослужения и молитвы. И надо признать великим благом то, что Господь благословил наших предков принять христианство тогда, когда только складывались черты их национального самоопределения, когда прогремели Вселенские Соборы, и утверждено было в чистоте Апостольское Православие.

Сегодня, слава Богу, мы снова видим расцвет нашей церковной жизни. Строятся храмы, открываются монастыри и духовные школы. Это замечательно. Но надо помнить, что фундаментом для этой работы является восстановление культуры церковно-славянского языка, потому что это бесценное сокровище мистических знаний, огромный потенциал духовных сил и энергии, который мы должны сохранить не только для себя, но и для будущих поколений. Быстро летит отпущенное нам время. Промчатся годы, и мы уйдём. Пройдёт век и наших детей, не станет когда-то и внуков. А храмы православные всегда будут стоять, и будет слышаться в них славянская речь. И верующий народ будет стекаться туда, ища на своём жизненном пути утешения и поддержки от Бога, Его Пречистой Матери, и святых угодников, среди которых неизменным светом сияют имена солунских братьев Кирилла и Мефодия, апостолов славянства.

<<< Предыдущая страница :: Содержание книги :: Следующая страница >>>


Назад к списку