- (075) Воскрешение сына наинской вдовы
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх
 

(075) Воскрешение сына наинской вдовы

ЖИВОЕ СЛОВО. (Проповеди). Протоиерей Леонид Константинов

<<< Предыдущая страница :: Содержание книги :: Следующая страница >>>

Сегодняшнее евангельское повествование, в котором для каждого человека так много утешения и надежды, ставит нас, однако, перед лицом того, как Господь требует, чтобы мы открывались воздействию Его благодати.

В Святой земле, в Палестине, есть небольшой город, который сейчас называется Наблус, а раньше, в древние времена, назывался Наин. Сам по себе он ничего не представляет — там сейчас постоянные столкновения между евреями и арабами. Но название его запечатлено в Евангелии и, как сейчас, так и тогда, с ним связана история скорби. Сейчас там вражда двух семитских народов, которой не видно и конца, а в древние времена с этим городом были связаны воспоминания о двух образах предельного человеческого горя — вдовства и потери своего ребёнка.

Господь, обходя многие города и селения Палестины, пришёл и в этот город. С Ним, как всегда, шло великое множество народа, потому что Он есть Жизнь. «Я есть Путь, и Истина, и Жизнь», — говорит Господь. И когда эта процессия приблизилась к городским воротам, то оттуда навстречу выходила другая процессия — похоронная. Выносили мёртвого юношу — единственного сына матери, которая к тому же была вдовой. Когда-то она потеряла мужа, от которого имела единственного сына — её последнее утешение и поддержку в старости. Умирает муж, она остаётся вдовой, а теперь вот хоронит и своего дорогого сына. Никакими словами невозможно описать этого горя — скорбь её безутешна. И Евангелие говорит, что с ней шло много сочувствующего народа. И вот в городских воротах эти две процессии встречаются: впереди одной — Господь Иисус Христос, впереди другой — покойник. Впереди одной — Жизнь, впереди другой — смерть. И разве могли они разминуться? Даже если бы Христос был простым Учителем, то и тогда Ему надо было бы сказать этой бедной женщине несколько слов утешения. Но ей не нужны были эти слова утешения. Ей нужен был её единственный сын.

Мы знаем, что здесь, на земле, в этой временной жизни, сколько ни живи, а в конце концов всегда придётся умирать. «Прах ты и в прах возвратишься». Любая жизнь неизменно заканчивается смертью. И в Евангелии не сказано, чтобы плачущая мать о чём-то просила Господа. Да, она, поглощённая своим горем, вряд ли и видела кого-либо вокруг себя. Но Господь видел её страдания, и, подойдя к ней, сказал только: «Не плачь». И с тех пор эти слова являются для всех скорбящих по умершим христианам не только утешением и милосердием, но и каким-то твёрдым, неумолимым требованием: «Не плачь!» Впоследствии апостол Павел не только повторит, но и разъяснит эти слова, чтобы не убивались над покойниками «и не сетовали, как язычники, не имущие упования».

Женщина, очевидно, послушалась, подчинилась и отозвалась послушанием на это требование, ибо несшие покойника остановились. Господь прикоснулся к нему и сказал: «Юноша, тебе говорю, встань!» И мёртвый поднялся, сел, стал говорить; и отдал его Иисус матери его. «Тогда, — сказано в Писании, — всех объял страх, и славили Бога и говорили: «Великий пророк восстал между нами, и Бог посетил народ Свой».

Не нужно и говорить, какая радость охватила скорбящую мать. Господь вернул ей сына. И все воочию увидели обратное — несмотря на то, что смерть всегда побеждает жизнь, здесь, у городских ворот, жизнь победила смерть, потому что в дело вмешался Начальник жизни.

Очень часто подобное бывает и с нами. Когда человека постигает горе и душу раздирают скорби, тогда перед его верой невидимо, но реально стоит Господь, и мы бросаемся к Нему со своей печалью и говорим: «Господи, помоги, Господи, утеши». И тогда Господь говорит каждому из нас: «Не плачь!» Не в том смысле, что Он требует от нас забыть своё горе, а в том смысле, чтобы своей верою в Него мы не унижали нашу надежду на жизнь вечную, но могли перерасти и себя и время, и вырасти в меру истинного человека, способного проникнуться любовью, ни чем не различающейся и к живым, и к усопшим, потому что только любовь и на земле вечна, и после смерти непоколебима. И она соединяет небо и землю, Бога и человека, время и вечность. Вот почему Господь ставит перед нами неумолимое требование веры: брось жалеть себя, перестань надрывать своё сердце, прекрати думать только о себе и упиваться своим горем — ибо жизнь продолжается и тогда, когда человек уходит в вечность. «У Бога нет мертвых, но все живы суть». И там, за порогом смерти, стоит Господь и приглашает покинувшего этот мир в Своё Царство. Недаром в Евангелии Спаситель так часто говорит: «В мире будете иметь скорбь, но мужайтесь, Я победил мир». «Блаженны плачущие, ибо они утешатся». «Вы теперь имеете печаль, но Я увижу вас опять, и возрадуется сердце ваше».

Поэтому вся земная жизнь нашего Спасителя и весь Его искупительный подвиг от Рождества до крестной смерти был всё тем же Божественным, всемогущим и наполненным любовью призывом к каждому человеку — «не плачь». Этот призыв касался и Божией Матери. Вот почему Церковь особым песнопением и восклицает: «Не рыдай Мене, Мати, зряще во гробе».

Поэтому в предельном отчаянии по покойникам есть нечто богохульное, ибо убивающийся над гробом человек как бы говорит: «Да будет воля моя, а Твоей, Божественной, я не принимаю». А это пресекает возможность взаимодействия с Богом. Ведь без воли Божией и волос с головы человека не падает. Значит, если мы хоть в какой-то малой степени можем называть себя верующими и хотим участвовать в грядущем воскресении мёртвых, дабы встретить воскресшими наших родных и близких — мы сейчас, расставаясь с ними на время, должны хоть в какой-то мере услышать и отреагировать на этот властный призыв «не плачь!», сказанный Господом для всех народов на все времена и над живыми, и над мёртвыми!

Аминь.

<<< Предыдущая страница :: Содержание книги :: Следующая страница >>>


Назад к списку