- 2011.11.27 - Воспоминания об отце Серафиме (Тяпочкине). Протоиерей Леонид Константинов
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх
 

2011.11.27 - Воспоминания об отце Серафиме (Тяпочкине). Протоиерей Леонид Константинов

Воспоминания об отце Серафиме (Тяпочкине). Протоиерей Леонид КонстантиновС архимандритом Серафимом (Тяпочкиным) я был знаком уже в последние годы его земной жизни. Всегда меня удивляла такая картина – огромное количество людей со всей России, которых можно было встретить во дворе Никольского храма, где служил батюшка Серафим. Были здесь врачи и профессора, генералы и писатели, архиереи и артисты. Приезжали к нему преподаватели московских духовных школ – семинарии и академии, и конечно же наши, белгородские священники. Как магнит притягивает к себе железо, так и живая молитва архимандрита Серафима притягивала к себе тысячи совершенно разных и непохожих друг на друга людей. А ведь это были годы атеистической власти, когда за веру человек мог иметь очень большие неприятности от державших в своих руках бразды правления, коммунистов. Но не смотря ни на какие препятствия народ русский, страждущий,  озлобленный, помощи Божией и милости требующий, стекался в посёлок Ракитное, к этому неиссякаемому духовному роднику. Люди радовались, если удостаивались хоть краткой беседы или благословения батюшки Серафима и увозили эту радость в близкие и далёкие уголки России.

В Белгороде проживала тогда семья бывших сектантов-баптистов – Димитрий и Екатерина. Вытащил их из секты батюшка Серафим. Екатерина преподавала пение в среднеобразовательной школе, давала уроки и мне, и я помню, как изнывал от её теории и всегда старался уйти пораньше. А она упорно удерживала и со словами «позанимаемся ещё немного» продолжала, мучить меня. Но сегодня я с благодарностью вспоминаю те далёкие годы.

Единственная дочь у этой супружеской пары страдала от тяжкого недуга – у неё постоянно дёргалась щека. Воспоминания об отце Серафиме (Тяпочкине). Протоиерей Леонид КонстантиновШок от перенесённого в раннем детстве испуга отразился на лице ребёнка и от этого был постоянный так называемый тик. Испробовав все методы лечения, семья в отчаянии поехала на автобусе в Ракитное, к отцу Серафиму. Старец к тому времени был уже слаб, передвигался с трудом и его под руки вели из кельи в храм, на богослужение. В тот памятный день во дворе, как всегда было много народа, и запомнилась такая сцена: Когда о. Серафим поддерживаемый под руки шёл среди толпы в церковь, вдруг восьмилетняя девочка, страдающая тиком, выскочила из под ног людских и со словами «исцели меня, о. Серафим» бросилась к старцу. Очевидно, она была научена так своими родителями. Батюшка остановился и, погладив ребёнка по дёргающейся щеке, сказал: «Деточка, я не исцеляю, я молюсь». В тот же день, когда семья уже возвращалась из Ракитного в Белгород, на подъезде к городу родители к великой своей радости увидели, что недуг оставил их чадо, и она крепко заснула.

Помню и другие маленькие народные радости, когда люди оказав какие-то услуги Никольскому храму, хвастались этим перед другими, и это тоже было по человечески понятно. Тогда ещё не было газового отопления и знакомая мне женщина, спасённая о. Серафимом от недуга пьянства, заявляла, что именно она доставила за несколько зим в Никольский храм 48 машин угля. А служивший тогда в Ракитном священник Леонид Лебедев обычно с сарказмом добавлял: «Да, действительно доставила, и действительно 48 – но только за деньги».

Пусть даже и так. Но всё равно по тем временам это уже был подвиг.


Назад к списку