- 2012.01.01 - Святой мученик Вонифатий Тарсийский
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх
 

2012.01.01 - Святой мученик Вонифатий Тарсийский

Святой мученик Вонифатий Тарсийский

Когда-то день 1 января был рядовым днем Рождественского поста. Но в 1918 году большевики перевели страну на григорианский календарь, как бы разделив «светское» и «церковное» время (Церковь-то продолжала жить по юлианскому календарю). Было сделано все, чтобы превратить Новый год в ярчайшее событие, всенародное гуляние, затмевающее собой такое близкое по времени Рождество. А как гуляет наш народ? Широко гуляет! Народ радуется грядущему празднику, сметает спиртное с прилавков, а врачи и спасатели хватаются за головы, готовясь к 1 января как к национальной катастрофе. Дню, в который количество несчастных случаев и аварий, совершенных людьми в нетрезвом состоянии, будет на порядок больше, чем обычно.

Вот интересно, что это за день по православному  календарю? Удивительная вещь: на 1 января по новому стилю приходится день памяти мученика Вонифатия: святого, которому молятся об избавлении от пьянства, которому подвержен в той или иной степени почти весь наш народ, особенно в этот  день. И  вот «благодаря» большевикам день памяти этого святого совпал с первым днем Нового года! Случайность? У Бога случайностей не бывает.

Может быть, живи Вонифатий сегодня, за образ жизни никто бы его особенно и не осуждал. Да, любил молодой человек погулять, повеселиться, вина выпить, чтобы кровь взыграла. Да, жил, как бы сейчас сказали, «гражданским браком» со своей возлюбленной — Аглаидой, девушкой неглупой и красивой. Правда, тайно, потому что слишком разнились их социальные статусы: знатная римлянка и раб, ее домоуправитель. Незамужняя Аглаида влюбилась в своего красивого слугу, и он отвечал хозяйке взаимностью.

Началось все с того, что этих молодых людей мучила совесть.

Рим, вторая половина 3 века нашей эры. Вонифатий и Аглаида живут, наслаждаясь друг другом и жизнью. Может, само рабское состояние, а может врожденные качества располагали юношу жалеть людей, помогать им — не был он надменным повесой без гроша за душой. И Аглаида, как и Вонифатий, терзалась от чувства неправды своей жизни, молилась, но страсть была сильнее.

Неизвестно, от кого услышала Аглаида рассказ о мучениках, которых в то страшное время было очень много — 3 век, гонения на христиан императора Диоклетиана. Римлянка захотела привезти мощи мученика, чтобы построить домовую церковь у себя в имении, с почетом их там положив.

О чем мечтала Аглаида? Наверное, о том, что они с Вонифатием заживут честной, добродетельной жизнью, «с чистого листа», а святой мученик будет им помощником, наставником на этом пути. Аглаида стала снаряжать в дорогу своего раба Вонифатия. Дала ему денег на выкуп мощей, снарядила нескольких сопровождающих и послала в Малую Азию.

Уже выходя на дорогу, Вонифатий обернулся и бросил возлюбленной, как казалось, в шутку: «А что, если я не сумею
найти тело мученика? Может, тебе привезут тогда мое тело, замученное за Христа — примешь ли его?» Аглаида упрекнула шутника и напомнила ему,  что цель его поездки не терпит насмешничества. Этот упрек вспоминался Вонифатию в дороге. Юноша решил поститься, не пить такого привычного ему вина, молиться перед предприятием, которое — права Аглаида! — слишком серьезное, чтобы относиться к нему легкомысленно.

В киликийском городе Тарсе Вонифатий оставил своих спутников в гостинице, а сам отправился на городскую площадь. Там творилось обычное для того времени дело: казнь «государственных изменников» — людей, не желающих признавать римских богов. Мучения, каким подвергали этих людей, были страшные, изощренные:  одного медленно жгли на костре, другого сажали на кол, третьего перепиливали пополам деревянной пилой. Но, должно быть, гораздо больше молодого раба поразило другое: мученики не сыпали проклятиями, не молили о пощаде, а их лица светились каким-то неземным светом. Пораженный Вонифатий плакал, обнимал страдальцев,  целовал их ноги, просил их молитв. Схваченный судьей, Вонифатий просто сказал: «Я христианин».

Юношу связали, подвесили вниз головой и пытали. «Велик Бог! Велик Христос!» — только и говорил мученик на все
попытки заставить его исповедать язычество. Когда Вонифатия продолжили пытать, случилось чудо: пытки перестали вредить ему! Поднялся мятеж, судья испугался и на следующий день отдал приказ отрубить юноше голову.

Спутники Вонифатия выкупили за большие деньги останки мученика и привезли их в Рим. Брошенное в шутку слово оказалось пророческим. Во сне Аглаида увидела Ангела, который предупредил ее: «Встречай не возлюбленного, а  брата и сослужителя нашего». А на следующий день Вонифатий вернулся — своими мощами.

Аглаида построила храм, в котором поместила тело мученика — и от его мощей люди стали исцеляться. А сама знатная римлянка раздала свое богатое имение нуждающимся и отреклась от мира. Ее жизнь закончилась через 18 лет молитв и праведной жизни. Говорят, что похоронили их рядом — Аглаиду и Вонифатия, госпожу и раба, обычных, подверженных пагубным привычкам и страстям людей, стяжавших святость; любовников, ставших монахиней и мучеником Христовым.

Мы обращаемся к святому мученику Вонифатию за помощью в избавлении от греха пьянства. «Усиленно праздновать» Новый год в день его памяти – значит, закрывать глаза и затыкать уши, отворачиваясь от знамения, так явно данного нам Богом.

Источник: Стенгазета "Православие и мир" от 30 декабря 2011 года, выпуск №52 (106)


Назад к списку